Живя в Париже уже 12 лет, я перевидел много людей, от дилеров из разнообразных…




Живя в Париже уже 12 лет, я перевидел много людей, от дилеров из разнообразных гетто до версальских мажоров. С обоими типажами мне приходилось учится в школе. До поступления в ВУЗ, русскоязычных людей моего возраста я практически не видел, и уж тем более массово не общался. Попав же не первый курс, я познакомился сразу с массой русских, и людей из СНГ. В этом посту я напишу о типажах людей из СНГ, которые живут в Париже и его регионе. Писать буду только про то, что знаю сам. Если кто-то, что то будет опровергать, то знайте – мне побоку.

— Студент: Можно разделить студентов на приезжих и местных. Приезжих можно разделить на мажоров, и мажоров рангом пониже. Местных можно разделить на мигрантов обычных (возможно даже учившихся в старших классах), мигрантов, чья мать вышла замуж за француза (чаще всего, мигрант обычный с бонусом в виде баблишка от отчима) и на полноценно местных, которые выросли тут.
Описывать поведение и характер смысла не вижу – большой разнобой во всём этом, да и студенты везде занимаются одним и тем же.

— Маргинал: Обычно, старше 30-и. Может быть на легальном положении (купив паспорт какой либо из стран прибалтики или Румынии, став псевдо-беженцем итд.), либо же нелегалом. Живёт на пособие, бомжует (или живёт в полу-разрушенном социальном жилье в каком-нибудь гетто), бухает дешевое пиво « Amsterdam Navigator » разной степени заспиртованности, либо такое же по цене вино (зато французское). Водится обычно рядом с православными церквями Парижа (коих целых 3), либо же в местном Грин Парке, под мостом метро Corvisart (или Chevaleret), куда по выходным приезжают украинские контрабандисты продавать докторскую колбасу и прочую еду, водку, сигареты и другие разнообразные прелести. Если маргинал – своеобразный патриот, то он будет покупать Балтику 3 и семки, употребляя всё это прямо на месте и засоряя собой, и шелухой от семок местность.

— Работяга: Делиться на легального мигранта, и нелегала. Возрастной ценз от 18 до 45 лет. Единственное отличие, это более менее лучшие условия жизни у легального работяги. Нелегалы в основном украинцы и молдаване: ударные работники на стройках, несколько смен подряд не покидающих её. Полученные деньги отправляют на родину семье, или же везут семью с собой. Те, кто с документами обычно протирают штаны в охране за минималку (больше всего я встречал таких русских), либо же работают как проклятые на тех же стройках (чаще всего Украинцы), либо в барах и кафе, официантами или барменами (это в основном молодые молдаване и белорусы/ски).

— Беженец: Существуют два вида – настоящий беженец (обычно из ЛДНР, либо же олдскульные беженцы из 90-х и 00-х с Чечни, Осетии и Казахстана), и псевдо-беженец, который придумал сказку про то, как лично Путин обижает его и не даёт пользоваться свободой слова. В общем то, будь он ряженым или настоящим, типаж беженца не особо отличается от типичного работяги или маргинала. Интересная деталь беженца в том, что настоящих беженцев из СНГ чуть более, чем нисколько, и что при отказе на статус беженца можно лицезреть полную палитру эмоций на лице у этих личностей, а так же тщетные попытка остаться путём игры в прятки с полицией.

— Легионер: Это отдельная каста, которая входит в своеобразную элиту представителей СНГ. В Париже они бывают двух видов: в форме на вооруженных патрулях, и в гражданке на каникулах. Те, кто в отпуске делятся на несколько групп: на туриста, который в Париже никого особо не знает, на того, кто приехал в Париж спускать свою зарплату в барах Сен-Мишеля, и на того, кто приехал сюда испивать Белугу в компании с местными русскими.

— Мафиози: Могут быть как и полноценными ОПГ, так и начинающими одиночками. ОПГ в основном Армяне, Чеченцы, Грузины и Русские. Занимаются всем подряд, от контрабанды всего подряд до массового хищения, опять же, всего подряд с местных складов (автор купил у представителя одной такой ОПГ отличную плазму за цену раза в 4 ниже рыночной). Некоторые бывшие легионеры занимаются этим после окончания службы.

— Интеллектуал: Такой человек пытается максимально интегрироваться к французам и отделиться от русскоговорящих рангом пониже, так как работает в качестве специалиста высокого уровня в офисах крупных компаний, либо же преподает в ВУЗах. Имея белую работу, живёт в буржуазном районе, ходит на светские пати с дорогим вином и лечит свой простатит. Ничем не примечателен, кроме своих крайностей: он или яро отрицает всё русское, что в нём есть, попутно поливая говном Вову Солнцеликого, либо же он отбитый ватник, которых не найти даже в стране его происхождения.

— Потомок Белых русских: Или же родившийся во Франции потомок в первом поколении, чья мать или отец родились в СССР. Если он потомок Белых, то он, в фиг знает каком поколении тут, он является как минимум представителем среднего класса, если не буржуазии и выше, со всеми вытекающими. Как и Интеллектуал, вопрос России у него в крайностях. Но чаще всего он наивно любит свою историческую родину, а в крайних случаях порой вообще не считает себя французом в принципе, поливая говном государство, как это делают либералы в России. В таком случае, переезд в Россию является мечтой, и порой эта мечта сбывается и они уезжают в качестве экспатов в Москву или Питер.

На фото автор пьёт украинское пиво, купленное у контрабандистов, на набережной, напротив Лувра в компании работяг и маргиналов. Видно правда только пиво и Лувр.



Source