Тамара Концевая (Тамарита): Хутор в таёжных лесах. Северная Карелия



На берегу озера кормить в окружении девственных северотаёжные лесов скрылся хутор с таким же названием.

Пришла я сюда пешком по лесной дороге, наезженной лесовозами из дальних вырубок. Это километра полтора от главной грунтовки, где два раза в день проходит рейсовый автобус с Костомукша. Утром идет в одну сторону, а вечером возвращается обратно в город. Выйти из него можно в любом повороте с указателем в лес. Так я и делала.

***

В первом тысячелетии нашей эры здесь, в Северной Карелии, сложилась культура лесных саамов, а уже в 17 в. сюда перебрались приладожские карелы и финны. В результате соседства образовалась новая самобытная культура с богатым устным народным творчеством и диалектных языке, близким к финскому. Именно любопытство привело меня в места, где складывались песни, руны, заговоры, где начиналось создание эпоса «Калевала».

Сначала хутор кормов был отстроен финнами для семьи Раисы Ивановны ЗАПРУДСКИЙ, знаменитой песенницы древних Йорика. Предполагалось с ее помощью организовать здесь культурный центр, но не учли некое обстоятельство.

Оказавшись в относительной изоляции от мира, супруги, в силу своего пенсионного возраста, задуманный проект не потянули и переселились в д. Вокнаволок в семи километрах от хутора, где Раиса Ивановна до сих пор является бессменным руководителем фольклорного коллектива. А как она поет у озера! Какими раздирающими форшлагами звучит ее песня над тайгой! Это просто чудо. Никогда не думала, что Йорик так необычно и красиво поется. Даже сравнить не с чем. Она последняя исполнительница, в ее коллективе этих песен больше никто не поет.

Ну, а хутор что? Сюда приехала молодая и энергичная семья из Новгорода в поисках летней дачи, и так и остались здесь всей семьей после выгодного предложения местной власти заселиться бесплатно в рубленый дом.

Теперь здесь и музей самоваров, перевезен из Новгорода, и летний детский лагерь, и туристическая база.

Свет провели, дорогу накатали, строения всевозможные поставили,

живность завели, вроде альпаки, самоедских северных собак,

ирландских лошадей Тинкер,

фазанов и северных птиц, даже огромный ворон есть.

Жаль, что до августовской жары животные были привычные, так альпаку, уроженку перуанских Анд, постричь пришлось почти налысо,

а северные лохматые собаки в озере от жары спасались.

При этом развлекались с собственным эхо, неистово его облаивая.

Медведи, услышав собак, к хутору не подходят, а от того хозяевам здесь спокойно. К тому же сейчас косолапый жир нагуливает. В ягодный период животные делом заняты, ягоды собирают и нет им дела до людей. Тщательно кусты объедают, ни ягоды не оставляют, а поэтому сразу понять можно, где мишка прошел. Шума они боятся и к людям специально не выйдут, только только случай может столкнуть медведя с человеком. Тогда беда. Поэтому ходила я по тайге в поисках традиционных деревень и хуторов с оглядкой, вроде петь пыталась, а если не пелось, то палку в руки брала и по елей стучала. Медведи в этих местах — тема особая и весьма актуальна.

С хутора Кормило часовня видно на острове, в самом центре озера. Украшением она стала, прекрасным дополнением к уже имеющимся красот.

весельной лодки стояли в деревянных мостиков, чтобы любой желающий мог в церковь попасть.

Хорошо у них здесь, вкусно кормят в личном столовой, увешанной картинами новгородских художников, приятно улыбаются и охотно общаются.

Ну, а огромная бутыль с местным самогоном, заткнуть деревянной пробкой, совсем подкупила. Твердой рукой хозяин хутора выставил на стол прямо в нужный момент. Ну, просто сюжет из фильма «Свадьба в Малиновке»! Чисто Русь, даром, что Карелия.

***

Ягода здесь в лесах разная, грибы Ядрена, ели лапастие, люди певучие. А еще здесь змеи совсем не водятся! Так-то вот.
Подробнее …



Источник ссылка