Тамара Концевая (Тамарита): Повесть о "Титанике" или хранители эпоса "Калевала"



Жизнь состоит из случайностей. Или мне этого не знать? Вот и тогда одиноко стояла на автобусной остановке, размышляя над предстоящей поездкой в ​​д. Вокнаволок. Потерялась она в тайге, к северу от Костомукша. Те места тесно связаны с временами рунопевчества. Целый куст мелких деревень сыграл определяющую роль в создании карело-финского эпоса «Калевала». Планка была не высокой. Я собиралась только проехать по карельским деревням, где около 150 — ти лет назад Лённрот завершил свой большой труд. Именно он собрал воедино древние песни, сказки, пословицы, загадки. Уже почти не осталось тех, кто составлял легенды карелов, и на встречу с ними я не рассчитывала. Хотя сказок еще можно было встретить.

***

Тихая, скромная женщина в ожидании того же автобуса, и я стояла в стороне, удачно пристроив к бордюру две тяжелые сумки. Народ прибывал, а автобуса не было. Лето, дачники на участки едут, всем бы в транспорт уместиться. Вдруг где-то за спиной вкрадчивый голос сказал:

— Посмотрите на вершину ели, мне кажется там сова.

Та же женщина, обладательница тяжелых сумок, стояла рядом, а на высоченной ели, прямо над городом сидела большая странная птица.

Думали и гадали, ворона это или сова, даже фотография, сделанная сразу, не внесла ясность. Затем посадка началась и о птице я забыла.

Удобно устроившись в салоне, отметила для себя, что напротив через проход села, уже знакомая мне, скромная женщина. Нам ничего не оставалось, как только улыбнуться друг другу и начать беседу. Первым стечению оказалось, то, что мы обе ехали в д. Вокнаволок, а во второй не сразу и поверила.

Нина Ивановна Ремшуева, как звали мою попутчицу, оказалась очень известным человеком в Северной Карелии. Она была невесткой знаменитой карельской песенницы САНТРИ Андреевны Ремшуевой, которая, к сожалению, покинула наш мир в лето 2010 г. Всего 5 лет, и я могла успеть!

Беседа продолжалась бы долго, если бы автобус не встал, круто развернувшись, у сельского магазина. Здесь же на сельской площади Нина Ивановна нашла для меня проводника по Вокнаволок, обязав после прогулки прийти в ее дом и продолжить разговор. Таким образом, я получила в семью самой САНТРИ! Именно так звали ее в Вокнаволок.

Мне не терпелось по селу пройти как можно быстрее и в гости к карелов попасть.

Но всему свое время.

Прежде пригласили в местную сельскую администрацию, где чаем напоили и рассказали о том, что село курируют финны.

веселые гномы встречают на входе

Именно они отстроили современную рубленую школу, привели в приличный вид сооружения, подвели асфальт и приезжают сюда на отдых.

А еще они приезжают за местным фольклором, который сохраняет местный самодеятельный хоровой коллектив «Марргат». Язык местных жителей мало отличается от финского, а потому языковой барьер отсутствует. Почему же приехать в такую ​​красоту?

лес

Сельская школа удивила.

смоляной запах помещений рядом висел в просторных классах и коридорах, он одурманивал мозг и заставлял слегка кружиться голову.

елкой пахло и на улице, концентрация аромата была такой, что хотелось только дышать, глубоко и долго. Даже информация моего «экскурсовода» усваивалась с трудом.

Учеников в школе не много и обучают их не только общепринятым предметов, но еще учат древним ремеслам. Например, ткачества на деревянных станках, искусству аппликации из натуральных кож и меха, а еще изготовлению национального народного инструмента кантеле, нежное звучание струн которого сразу завоевывает внимание слушателя.

Сельский храм стоит у озера Куйтто. Его берега слышали немало песен.

Вокнаволок считается центром руно-певческой культуры. Самые знаменитые былин были родом из этих мест. Здесь хранилось фольклорное наследие «Свободные люди, свободных лесов». Озера здесь, как зеркала,

а реки синее синего.

Село утопала в полевых цветах, голубых, розовых, желтых. Так и казалось, что на берегу Аленка встретишь в российской сарафане с петухами, а то и хоровод кажется на поляне, где розовый Иван — чай ​​выше головы.

Типичные карельские дома отличались своей архитектурой от наших домов средней полосы России. Высокие крыши с мансардой были увенчаны «лошадками».

А вот внутреннее их убранство точно по-русски. Тканые дорожки по полу, плетеные коврики на стульях. Берестяные туеса и короба в каждом доме, крышку снять с, и Духмяной березкой навеет. Так, гуляя, вышла на ул. Калевальская, и, купив сладости к чаю, отправилась в дом Ремшуевих.

Стоит он почти в лесу, а наоборот его входа, в память о проживала здесь хранительницы эпоса, воздвигнут памятник рунопевцев Мийхкали Пертуннену. Среди высоких елей не сразу-то увидишь!

Еще при жизни его называли «Северным Гомером» и был он сыном известного Архипа Пертуннена, с подачи которого началось создание «Калевалы». Вот так случайно я оказалась в этой знаковой месте.

Нина Ивановна с дочерью и племянницей были дома, и очень обрадовались моему приходу.

дочь Нины играет на кантеле, очень серьезная девочка

По чайный стол посадили, карельскими калитками угощали. Это такие пирожки из серого теста с начинкой из картофеля, щедро залитые топленым маслом. Описать их сложно, только фотографировать надо.

А потом рассказали о своей бабушке.

Прожила Сантра 96 лет! Две войны вытерпела, в эвакуации была, трех мужчин пережила, девять детей вырастила. Пела она всегда, в любой жизненной ситуации. Если радость ей выпадала, то и песни были радостные, а если горе нападал, то песни горькими были. Она и сама не помнила, когда в первый раз запела. Шутила, говоря, что это все от страха. Когда по тайге медведи шныряли, то сидя на телеге, запряженной лошадьми, на полный лес пела, чтобы зверя отпугнуть.

Сказок и народным преданиям от своих бабушки с дедушкой, и от родителей научилась. А память она имела феноменальную до самой своей смерти. С русским языком трудно ей было, а все на своем карельском говорила, и уж, конечно, пела. Пятеро дочерей гуманитарное образование получили, а сыновья работниками стали, кормильцами своих семей.

Более 600-сот песен сохраняла ее память, многие из известного эпоса «Калевала». Среди них была финская песня о Титанике, который пошел на дно. У нее 20 куплетов! История гибели морского лайнера была известна и в прежние времена. Каким образом она попала в Вокнаволок, остается только додумывать.

Ее невестка Нина рассказала, что бабушка Сантра записала несколько компакт-дисков с песнями, сказками и документальными фильмами. Сохранить казну карельской народной мудрости ей помогли финские друзья, прежде всего писатель и общественный деятель Марк Ниеминен. Он был частым гостем в доме Ремшуевих. Привозил с собой своих студентов, деятелей культуры, композиторов. К 90-летнему юбилею САНТРИ, финский композитор хутту-Хилтунен написал оперу на основе ее сказок и поставил спектакль в Вокнаволок.

Дом всегда был полон иностранных гостей, о чем говорили многочисленные сувениры во всех комнатах.

О ней снимали фильмы корейские «киношники» и переводили ее песни даже вьетнамские переводчики «Калевалы». Общаясь с гостями, Сантра одновременно работала спицами, вывязывая красивые узорчатые перчатки, хотя последние шесть лет уже была слепа. Делала она это из памяти, не допуская ошибок в рисунке. Раздаривала перчатки гостям, которые попали в ее дом. Возможно такая ежедневная, мелкая моторика пальцев развивала ее память до бесконечности, не давая упасть в «старческое детство». Умерла во сне. С вечера долго пела, сидя на кровати, хотя вся семья, как правило, уже спала. А утром она не встала.

Последний «Титаник», а лучше «Титан», карельского эпоса закончил свое существование.

До самого вечера мы смотрели фильмы и слушали песни удивительной женщины, которая в Финляндии известна больше, чем у нас в России. Там помнят о русских карелов.

***

К автобуса меня проводила Нина. Мы долго стояли обнявшись. Всего лишь 7:00 провели вместе, как будто жизнь рядом прожили.

Вышла я на окраине Костомукша и в город пошла лесом.

К вечерне звонили в храмах. Ели в небеса, церковный звон в кроны! Колокол серебряный, переливчатый. День удался, но непонятная тоска сжимала сердце. Наверное потому, что вернуть пошло нельзя.
Подробнее …



Источник ссылка