Роскошь по-северокорейски: что значит жить богато в Пхеньяне


3043090

Они платят за стейк $ 50, при том что средняя зарплата в стране — $ 10 . Меняют форму века, чтобы выглядеть по-европейски. Ходят в спортзал, чтобы блеснуть гардеробом и красивым телом. Что известно о жизни «новых северокорейцев»

Почти 46 млн человек в мире на сегодняшний день живут в рабстве. Такие данные в конце мая 2016 опубликовала правозащитная организация Walk Free Foundation. Больше рабов насчитывается в Индии и Северной Кореи. Но это никак не относится к тому 1% населения, чья жизнь проходит в роскоши на северокорейский строй. В первую очередь речь идет о живут в столице КНДР — Пхеньяне — детям высокопоставленных чиновников, которым не чужды атрибуты западной «красивой жизни»: походы в хорошие рестораны, услуги пластических хирургов и модную одежду, которой северокорейцы в первую очередь могут «блеснуть» в фитнес зал.

Переход к рыночной экономике, который власти Северной Кореи пытаются не афишировать, начался 10-15 лет назад, и набрал обороты в эпоху Ким Чен Ына. Наибольшие дивиденды принес ближнего окружения северокорейского лидера. Ким Чен Ын взялся за обустройство Пхеньяна, богатые районы которого обзаводятся небоскребами, фитнес-клубами и дорогими ресторанами, а для местных богачей становятся своей параллельной вселенной.

Роскошь по бамбуковым занавесом

Весной 2016 южнокорейское издание The Chosun Ilbo сообщил, что руководство КНДР призвало своих граждан готовиться к голоду «на сложном пути революции ». Но все это не касается многих миллениалов и их родителей. В Пхеньяне для богачей работают рестораны, суши-бары и кафе, где можно заказать стейк из говядины по цене полугодовой зарплаты среднестатистического северокорейца ($ 50) и запить его одним из десятка видов местного разливного пива. Тем, кто предпочитает домашнюю кухню, подадут пибимпап — традиционное корейское блюдо из риса с овощами, вареным яйцом и мясом. Порция пибимпап обойдется примерно в $ 7 — дороже, чем аналогичная порция в Сеуле. Богатым северокорейцам также не чужда привычка неспешно выпить чашку кофе. Цены на напитки в кафе Пхеньяна колеблются от $ 4 до $ 8 Нередко в ресторанах северокорейской столице гости едят за бамбуковыми шторами. Они нужны для того, чтобы в случае появления в заведении иностранцев те не могли увидеть, что находится в тарелках у местных богачей.

Недостатка в продуктах для богатых в Пхеньяне тоже нет: главное знать, куда за ними идти, и иметь при себе валюту. Ведь только ее принимают в двухэтажном универмаге «Потонган Рюген». Здесь можно найти мраморную говядину, норвежского лосося, европейские сыры, оливковое масло и алкогольные напитки — от крафтовой пива в первоклассного шампанского. При этом ООН уже несколько лет бьет тревогу по поводу тяжелой гуманитарной ситуации в КНДР, — сообщает ТАСС. Около 70% населения лишены доступа к необходимому для поддержания здоровья питанию. Рацион среднестатистического северокорейца состоит из риса, пшеницы и кукурузы, а небольшой кусок мяса он в лучшем случае получает к празднику, главные из которых — день рождения Ким Чен Ира и Ким Ир Сена.

В последние годы на дорогах Пхеньяна стало больше легковых автомобилей, в том числе люксовых марок. И это несмотря на санкции ООН, запрещающие ввоз в Северную Корею такие предметы роскоши, как яхты, машины представительского класса и ювелирные украшения из драгоценных камней. Кроме того, в северокорейской столице начали работать первые сервисы такси. Таких компаний западные корреспонденты насчитали около 5-7, сообщает The Independent.

Мода в спортзале и подпольная пластика

Молодые и богатые столичные жители КНДР в одежде предпочитают такие бренды, какZara, H & M и Uniqlo . Одежда им привозят из соседнего Китая. В последние годы ориентиром в плане стиля для местных женщин стала первая леди страны Ли Соль Чжу. Жена Ким Чен Ына появляется на публике в костюмах ярких цветов, вещах из кружева, брюках и даже туфлях с открытым мысом, считающихся в Северной Корее эпатажем. Также первая леди может позволить себе сумку Dior и ожерелье Tiffany & Co.

Однако, кореянки, даже из числа обеспеченных, могут появиться на улице далеко не во всем. В апреле 2016 правительство Северной Кореи ввело запрет на ношение «западной одежды», слишком короткие юбки и топы без рукавов также находятся в стране под запретом. «Если ваша одежда очень яркая и не соответствует северокорейском стиля, на улице вас может задержать инспектор и записать ваше имя. После чего оно будет транслироваться по местному радио », — такие слова Ли Си Хён, дочери бывшего высокопоставленного чиновника, чья семья бежала из КНДР в США, приводит газета The Independent. Поэтому в последнее время модными местами Пхеньяна стали фитнес-клубы. «В КНДР люди вынуждены одеваться консервативно. Поэтому они идут в спортзалы, где могут показать модные вещи и свое тело. Девушки предпочитают леггинсы и короткие топы. Самый популярный бренд у женщин — Elle, у мужчин — adidas и Nike », — добавляет Ли Си Хён.

Еще один признак благосостояния по-северокорейски — возможность отправиться к пластическому хирургу. Среди самых популярных операций значится блефаропластика. Но поменять форму века и придать глазам европейский вид не так-то просто. Пластические операции в КНДР находятся под запретом. «Вы можете получить визу и выехать из страны по медицинским показаниям, — объясняет Ли Си Хён. — Но пластическая хирургия таковыми не являются. Между тем красота является конкурентным преимуществом в стране ». Поэтому жительницы Северной Кореи вынуждены идти в подпольные хирургические кабинеты, где стоимость блефаропластики колеблется от $ 50 до $ 200

Роскошь по-северокорейски, конечно, отличается от роскоши на западный манер. Но в стране, где 25-миллионного населения только 3 млн имеют мобильные телефоны, возможность вкусно и сытно поесть, обзавестись абонементом в спортзал и модными лосинами — уже достаточно много.

Анастасия Новикова

PS:
Как немецком фотографу Юргену Есхеру удалось уклониться от корейской системы контроля иностранных туристов, неизвестно, но он смог снять свой фоторепортаж о жизни простых корейцев
Название репортажа — «Наследие диктатора», — говорит сама за себя. Если бы Есхера задержали с фотографиями на границе, он бы мог навсегда остаться в «гостях у Ким Чен Ына».

Фоторепортаж фотографа немецкой организации врачей скорой помощи «Кэп Акдениз» о северокорейских реалиях.
Юрген Эшер сумел снять потребность и нищета Северной Кореи.
Очень поучительно для тех, кто считает что ему не повезло в этой жизни:

«Еды не хватает: пожилые люди отказываются от мизерных порций в пользу своих детей», — рассказывает Эшер. 79-летняя Жи Цзум Ми живет с невесткой и двумя внуками в однокомнатной квартире в Анджу. Ее сын погиб в автокатастрофе

Ким Нам Хойю четыре года и у нее жар. Она сильно истощена и так болен, что едва может стоять. Девочка из города Анджу северокорейской провинции Пхёнан-Намдо получает в яслях только маленькую порцию риса. Более трех из 24 миллионов жителей страны страдают от сильного голода

Фотографии истощенных детей обычно привозят из Африки. Северокорейский режим отчаянно следит за тем, чтобы за пределами страны не узнали о продовольственном кризисе

Многим людям, по словам фотографа, сниматься не позволяла гордость. Женщины на раздаточном пункте в Анджу, куда «Кэп Акдениз» привезли 200 тонн риса, отворачивались от камеры

У многих жителей Северной Кореи нет ничего кроме этой миски риса в день. Особенно трудно приходится пожилым людям, которые уже слишком слабы для полевых работ. Один из них — Ким Чен Гумь

Во многих регионах не хватает дров для приготовления пищи. Вместо этого древесину используют в военных целях

Даже на поле работают руками — поэтому доходы в этой и без того бедной стране низкие. За холодной зимы и неурожая голод еще больше обострился

Дома простых фермеров в Анджу. Обычно за фотографами строго следят, а Эшер позволили снимать людей и места, которые обычно запрещено фотографировать. «Должен признаться, иногда мне приходилось спорить часами, но мой« конвой »был удивительно спокоен»

Любимая фотография сторонников Ким Чен Ира: счастливые дети едят из миски рис и салат. Привезенный «Кэп Акдениз» рис по указанию министерства внешней торговли раздали в доме сирот, детские сады и школы, а также пожилым людям и беременным женщинам

Дневной сон по-корейски: малыши тесно прижались друг к другу. Одеял на всех не хватает

В больницах не хватает коек: приходится делить одну на двоих

«Малышам не хватает пищи и витаминов, но они все равно ходят в школу », — рассказывает Эшер. Но некоторые так истощены, что не могут следить за тем, что происходит на уроке

Портреты отца и сына Ким развешаны не только в каждом классе, как в народной школе для сирот в городе Хэджу, но и на улицах вместе с бесконечными пропагандистскими лозунгами.



Source link