Последний заповедник коммунизма


3043090

Если бы Советский Союз существовал сегодня, он выглядел бы так. Дефицит в магазине, хлеб по талонам, колхозы и везде портреты Ленина и Сталина. Коммунизм на каждом углу. Это не музей, а реальный жилой город.

Сюда вывозят туристов и ностальгирующих граждан. Я тоже съездил сейчас покажу вам, как живет самый красный город Китая.

От каждого по способностям, каждому по потребностям. Это кажется ожившим плакатом социалистических времен. Ровные дорожки, идеально высажены деревья, все размеренно и без суеты.

Город Нанджи в провинции Хэнань называют последним оплотом китайских маоистов, последователей товарища Мао. Стены домов украшены лозунгами, на широких дорогах почти нет машин, а механических регуляторов в белых перчатках только недавно заменили на современный светофор.

То, что в Китае коммунизм — один большой стереотип. Так, осталась символика, и, на деньгах изображен Мао Дзедун, а правящая сила называется Коммунистической партией Китая. Но все это обложка. В реальности, в Китае давно капиталистическое устройство мира. Это проявляется во многом.

Только не здесь: в «красном» городе сохранили не только внешние черты, но и саму суть мироустройства: колхозы, субботники, градообразующие предприятия.

На главной площади большие портреты вождей: Ленина и Сталина здесь уважают, как святых.

Товарищ Карл Маркс тоже здесь. А в завершении композиции стоит большой белый памятник Дзедун, на высоком пьедестале.

Плакаты выглядят современно, их делали уже в наше время. Агитация повсюду. На каждой стене, в каждом окне. На площади стоят громкоговорители, транслирующие «Красный восток», гимн КНР времен Культурной революции.

Но стоит отойти от самого центрального места, начинается реальность. Смотрите, удобное пешеходный переход!

Вход в городской парк культуры и отдыха, экран не работает.

Для посетителей построили дорожку, но они все равно ломятся напрямик. Заборов на них нет!

В школу ученики приходят с метлами. Дежурят. Тот, чья очередь, приносит из дома метлу и убирает территорию.

Появление иностранца в кассе вызвало у китайских детей настоящую истерику. Это как если в 70-е годы в школу где-то под Саратовом завалилась пара американских туристов.

Удивило, что дети не носят красных пионерских галстуков. Традиция жива во многих районах Китая, я видел красные галстуки даже в предгорьях Тибета. А здесь — нет.

У вас еще не сложилось впечатление, что это точь-в-точь похоже на советскую Россию, только надписи на непонятном языке?

Абсолютная визуальная калька с СССР.

Мужчины занимаются ремонтом мотоцикла «в гаражах».

Продуктовый магазин и то, как две капли воды похож на советский универсам. Эти полоски, нарисованные краской по стеклу, я никогда не забуду.

А внутри что-то дефицит!

Мяса, молока и замороженных товаров не завезли. Есть лапша, зубные щетки, снеки-чипсы и водка. Для водки отдельный отдел.

Мое внимание привлек киоск на другой стороне дороги. Его окна были закрыты плотными шторами, но к окошку постоянно подходил народ, то брал и уходил. Я решил подобраться поближе.

Здесь продавали хлеб, белые булки.

И даже не продавали, а выдавали по талонам! Купить за деньги ничего нельзя. Мы были голодные, женщина пожалела и подарила по булочке. Хлеб в Китае совсем невкусный, но в пустой желудок упал хорошо.

В поселке есть и столовая. Но пообедать в ней не удастся.

В городе вообще нигде пообедать. Обычно в Китае на каждом углу рестораны, кафе или просто уличные лотки с шашлыками. Только не у коммунистов.

И вот теперь начинается самое интересное. Я попал туда, где посторонних точно не ждут. Асфальт внезапно кончился, я оказался между двумя жилыми кварталами. Здесь хозяйничала старушка с лопатой. Она сыпала песок на глубокие ямы, чтобы хоть как-то залатать дорогу.

Я забрел в зону коллективных огородов, растения разводят в старых ванных, полных земли. Там был тупик, пришлось идти обратно.

Тротуаров в жилых районах нет. Народная тропа не зарастает.

В современном виду многоэтажном доме туалеты расположены на улице.

Коридорная система общежитий. Все это тоже очень хорошо знакомо.

Балконы, полные барахла. Зато не застеклены: запрещено, чтобы не выпендривайся.

И везде Мао, Великий кормчий, солнце нации.

Солнце это почему-то все время изображают на Западе.

На самом деле, это и есть мера. Как бы ни пытались сохранить город коммунистов, все меньше людей хотят участвовать в этом эксперименте.

За пределами центральной, вылизанной части, уже совсем другая картина.

Если то, что вы видели раньше, можно сравнить с СССР в восьмидесятые годы прошлого века, то чуть поодаль начинаются лихие девяностые. Улицы превратились в бесконечный базар, торгуют прямо с земли, мусора выбрасывают здесь же. Так, большая часть Китая выглядела так еще десять лет назад. Но сегодня подобную картину мало где встретишь.

Сидящие во дворе бабки наверное говорят, как низко пала современная молодежь, одни наркоманы и проститутки.

В любом мало-мальски городе Китая будет своя new area: огромные районы новостроек, часто полностью готовых, но еще не заселенных. Над пятиэтажным Нанджи нависает высокая недостроенное здание: оно все равно, и то не смогли закончить. Так и хочется добавить — ну вы сами понимаете, страна развалилась, деньги кончились …

А еще здесь грязно. Адски, свински грязно. В окрестностях такая же помойка, как в центре — образец чистоты. Почему такой резкий контраст, я не понимаю.

У города коммунистов туманные перспективы. С одной стороны, здесь развивают «красный» туризм, который приносит доход небольшого бюджета. С другой — жители уже наелись соцреализма, и хотят жить в современном мире. Бардак же, как переходный период. Большой Китай становится чище и ухоженные с каждым годом.



Источник