Ольга Яковлева: В погоне за Северным сиянием



— Погода в Мурманске хорошая, минус 32, — сказал пассажирам авиарейса капитан корабля, направляя на посадку самолет Москва-Мурманск. Не знаю, что в его поминании хорошая погода, но за окном не было видно ничего — только снег, туман и ветер. Приземлились, вышли из крошечного аэропорта, скорее напоминал пригородный вокзал, вдохнули все минус 32 градуса. Кроме того, в три часа дня было уже темно. Но об этом позже.

Но мы ребята не промах, продумали все до мелочей. Зашли в Макдональдс, к слову сказать, самый северный в мире и стали переодеваться: колготки, джинсы, лыжные штаны, два свитера, угги. Хихикаем параллельно над тем, как мы бессмысленно, наверное, со стороны выглядим. А рядом сидят девушки в юбках, тонких колготках и сапожках: точно местные.

утеплить и отправились в путь. Город нас поразил до глубины души. Морской, где строгий, холодный, жгучий, и вместе с этим очень теплый и гостеприимный.

Времени у нас мало — ведь основная цель нашего путешествия еще впереди. Мы решили прокатиться на такси. Или не прогадали.

— Как же вы живете в такой темноте! Это всю зиму у вас так? — Спросили мы водителя.

Да, это действительно очень трудно. Как физически, так и эмоционально. Это называется «Полярная ночь», и она продолжается с начала декабря до середины января. Солнце не встает из-за горизонта вообще и город находится в темноте почти 24 часа. Солнечного света не хватает совсем. Но летом все меняется кардинально наоборот. Наступает «Полярный день». Когда солнце не садится за горизонт. И в городе всегда светло. Это, знаете ли, тоже не очень-то легко. Засыпать, когда в окно вовсю светит солнце. И так почти все лето: с мая по август.

Нам было очень интересно разговаривать с таким приятным и общительным таксистом, но, как я уже говорила, времени было мало.

Телефон, конечно, разряжается моментально. Но в те моменты, когда я его отогревала, подозрительно звонил какой-то незнакомый номер. Удалось, наконец, подойти. Оказалось, это сын хозяйки, в которой мы собирались остановиться на ночлег. Говорит, мол, подарки хочет передать. Мы были поражены. Зачем незнакомым людям напрягаться, подстраивать свои планы и что-то передавать! Передал брелоки из оленьего рога — настоящий мурманский сувенир. Мы были очень приятно тронуты. Рассказал, что посмотреть, как добраться и где поужинать. Запомнили, попрощались, поехали дальше гулять по городу.

Очень приятные чувства вызвал памятник «Режим». Трогательный. Хотя, как оказалось, мурманчане считают иначе.

Конечно, поразил и памятник «Алеша» — огромная статуя, посвященная Защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны. Там мы и обогревали наши телефоны — на Вечном огне.

Хорошая была и прогулка к Ледокола «Ленин». К сожалению, было слишком поздно для того, чтобы зайти внутрь, но мы сумели оценить его мощь и снаружи тоже.

Все. Пора в Териберка. Зачем, собственно, нам нужно было ехать в Териберка.

Мы надеялись на удачу и случай. Были уверены, что нам удастся увидеть Северное сияние. По дороге в Териберка мы взахлеб обсуждали сияние, хотя все небо было окутано облаками. Ничего, мы надежду не теряем. С таксистом нам опять повезло.

— Вы что, серьезно поехали в Заполярье, чтобы посмотреть на Северное сияние?

— Да — Хором отвечаем мы — Неужели вы им не любуетесь?

— В детстве я, конечно, очень любил посмотреть на свет. Но сейчас даже не обращаю внимание. Бывает, подниму голову, о, зеленый свет, и все. Далее еду. Не чувствую никакого захвата — это стало чем-то обыденным.

Для нас это, конечно, шок. Это же что-то из ряда вон, как же можно к этому равнодушно относиться!

Северные люди, что с них взять. Для нас Красная Площадь — это нечто обычное, а для них, он, Северное сияние.

После заснеженной и утомительной дороги мы, наконец, приезжаем в Териберка.

Тьма. Несколько домов. Несколько фонарей. Гладкий, нетронутый никем снег. И где-то там за горизонтом — Северный Ледовитый океан. Все.

Заселились в очень уютную квартиру, поговорили с хозяйкой, она нам рассказала о местах, которые можно посетить в Териберка, добавила, что вчера, мол, накануне нашего приезда было замечательное Северное сияние. Мы с уверенностью в голосе заявили, что не теряем надежды. Она одернула полупрозрачную занавеску, посмотрела на мутное облачное небо, улыбнулась и сказала: Ну, не теряйте.

Выпив бутылку подаренного хозяйкой шампанского, было решено пойти на океан. С коньячком, конечно же, холод — страшный. И медведями нас напугали, а с коньячком медведи не так страшны.

Шли мы по глубоким сугробам, спотыкались, проваливались в снег — не видно же ничего, но услышав звук прибоя, мы поняли, что пришли к цели.

О, о-о-о-океан. Ни-че-го не видно, зато слышно. И на вкус он соленый — все как надо.

Северного сияния мы так и не увидели, хотя на следующий день женщина из гостиницы сказала, что никому китайцу удалось. А нам не, ну и хорошо. Отправились мы на прогулку по Териберка, встав в 10 утра. Мы знали, что у нас есть всего несколько часов — Полярная ночь же — и потому не особо копаясь, зашли в единственный магазин по дороге, купили пару булочек, воду и отправились в путь.

Из достопримечательностей мы знали только о Рыбный завод, который с недавнего времени стал отелем, о Кладбище заброшенных кораблей и о самом побережье Баренцева моря (нам больше нравилось называть его океаном).

— Ребята, если вы увидите кита, скажите мне! — Попросила я, посмотрела налево и .. кит! Это реально кит! Не очень большой, не выпрыгивает как в фильмах, выпуская огромный фонтан, но черный, длинный, с плавником: наверное, касатка.

Я увидела настоящего кита.

Далее мы держали путь к Кладбища затонувших кораблей. Название-то какое! Жюль Верн — не иначе.

Оказалось оно не столь масштабным, как мы думали, но все равно впечатляющим: ведь такого мы раньше нигде не видели.

А там и деревня стала появляться на горизонте.

-Мы блин в Заполярье! — Время от времени каждый из нас вспоминал о том, куда же нас занесло.

Домик с домиком, крыша с крышей стали появляться маленькие, деревянные, устаревшие дома. Под огромным слоем снега. Ощущение, что здесь жил никто как минимум лет десять. Все нарушениях, заброшено.

Но наряду с крышами мы увидели так называемую турбазу, о которой нам рассказали встретить на пути спортсмены. И там же было кафе — единственное в Териберка. Конечно, мы решили зайти и погреться. Турбаза вскоре закрывалась, поэтому нам удалось съесть только по тарелке солянки, но и она нам показалась манной небесной, ведь до этого мы ели только какие-то булки.

Я помню свои ощущения. Несколько столов. Очень вежливые, очень доброжелательные люди. Горячий суп. Мы — единственные посетители. Огромное панорамное окно с видом на открытый океан. И я смотрю туда в надежде увидеть кита хотя бы еще один раз.

Смеркалось: полярная ночь нас догоняла. И мы пошли назад за вещами, чтобы возвращаться назад в Мурманск, а по дороге решили зайти на Рыбный завод. Когда мы к нему пришли, то обрадовались, что жили все же не там. Нет, он уютный и очень миловидный, но ничего особенного. Никакой таинственности, которую ждали мы.

Все. На Мурманск. По дороге мы смотрели в окно в ожидании и с надеждой все же застать Северное сияние. Нет, слишком ясно. Проходит около получаса и здесь мы видим одну звезду. Вторую. Десятую. Все небо заполнилось звездами. Наконец мороз! Ну давай, Заполярье, нам же должно повезти! Мы попросили таксиста время от времени останавливаться на перекур и почти молились, чтобы хоть зеленая полоска появилась на небе. Таксист по-доброму улыбался: Ишь, какая странность, Северное сияние это.

Так и не увидели. Но совсем не расстроились. Потому что Заполярье и красоты природы нас поразили даже без него. Ничего, в следующий раз нам обязательно повезет.


Подробнее …



Источник ссылка