Легенды и были Шаолиня


3043090

«5.00 — подъем, 5.15 — утренняя тренировка, 6.40 — утренние занятия, 7.45 — завтрак, 9.00 — общественные работы, 11.30 — обед, 12.00 — дневной отдых, 14.00 — самоподготовка, 17.10 — вечерний урок, 18.50 — ужин, 21.00 — спортивные тренировки, 23.10 — отход ко сну «. Кажется, что этот расклад спортсмена-олимпийца или курсанта военного училища. Но нет, это дела духовные: перед нами распорядок дня в монастыре. Самому, вероятно, известном в мире буддийском монастыре Шаолинь. Колыбели и центре боевых искусств Китая.

Храм в лесу на горе

Горная цепь Суншань в современной провинции Хэнань — центральная из Пяти больших гор Китая и одна из четырех священных гор в буддизме — и сама, как полагают, напоминает лежащего Будду. К Эвересту Суншань далеко: в самом высоком его пиков намерили не более полутора километров. Но красоту цифр обнять, а здешние места такие, что верх не зря назвали священной.

Гора Суаншань

Гора Суншань (Songshan) — одна из пяти Священных гор Китая. Является наиболее древней из уважаемых горных вершин в традиционной китайской культуре.

Густые прохладные леса росли здесь и пятнадцать с лишним веков назад, когда сюда на центральный пик Суньшань — гору Шаоши появился из Индии буддийский монах с тяжелым именем Будхабхадра, которого в Китае прозвали Бато. В ближайшем к горе Лояне, столицы династии Северная Вэй, монаха представили императору Сяо Вэнь-ди, и тот разрешил основать буддийский монастырь. Его и основали, и по названию далеко не ушли: знатоки китайского видят в имени Шаолиньсы фразу «храм в лесах горы Шаоши».

Другие знатоки трактуют иероглифы иначе и считают, что в Шаолинь спрятан «молодой лес», а молодость его объясняют то монастырскими посадками, то малой высоте горы Шаоши, чем якобы и лес казался невысоким, то есть молодым. Рассказывают, что и прежде свято место не было пусто: никогда в этом удобном месте таился даосский монастырь, и после гонений на даосизм зачах.

Легенды Дадим

В первой трети следующего столетия в Шаолинь пришел индийский монах Бодхидхарма. Легенды считают сыном индийского принца, который якобы оставил светскую жизнь ради буддийского учения. Дадим, как стали звать Бодхидхарму по-китайски, остался недоволен монахами: они механически повторяли ритуалы и тексты буддизма, не вкладывая в них душу и, следовательно, не достигая истинного просветления.

Бодхидхарма во время медитации в пещере

Бодхидхарма во время медитации в пещере

Легенды считают сыном индийского принца, который якобы оставил светскую жизнь ради «колеса Дхармы» — буддийского учения

Монахи его претензий и установок не поняли, и Дадим поднялся в горную пещеру недалеко от монастыря где, как гласит легенда, девять лет провел, сидя лицом к голой стене и медитируя, пока не обрел просветление. Другой миф утверждает, что он лишь раз заснул и так разгневался на себе это, что вырвал ресницы и бросил их в землю. На этом месте выросли кусты, да не простые, а чайные. Таким образом, Дадим не только изменил буддистские практики и основал школу чань-буддизма, но и дарил миру чай. В легенде, конечно.

Кажется, с патриарха и хватит? А вот и нет: очередная легенда делает Дадим основателем боевых искусств, которыми столь славный Шаолинь. Согласно этому преданию, от девяти сиденья в Дадим отнялись ноги. И чтобы подняться и восстановить подвижность, ему пришлось изобрести целый комплекс упражнений, которые теперь называют у-шу, или кунг-фу. А поражены его духовным и физическим подвигом шаолиньские монахи с энтузиазмом взялись сочетать духовное с физическим, как им и завещал великий Дамо. Понадобилось, и скоро.

ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ШАОЛИНЯ

Фреска, изображающая монахов, занимающихся боевыми искусствами. Главный зал монастыря Шаолинь

В 620 году в Поднебесной империи случилась великая смута и будущий выдающийся император из династии Тан Ли Шиминь попал в большую заварушку и едва не погиб. Его спасли и выходили монахи из Шаолиня. А после отправили ему на помощь 13 человек, и эта чертова дюжина служителей Будды одолела целую армию врагов Ли Шимин. Благодарен наследник престола дарил Шаолиня много земельных угодий и разрешение содержать особую монашеское войско.

Долгая дорога в монахи

Сейчас в Шаолинь попасть нетрудно: записался на экскурсию, одолел 80 километров отделяют Шаолинь от Лояна и вот уже удивляешься дереву с дырками от железных пальцев в стволе, или ущерба, который нанесли каменном полу босые пятки бесчисленных поколений монахов. Или наслаждаешься шоу шаолиньских монахов, которые демонстрируют боевые искусства.

Не то в прежние годы: сторонний наблюдатель не мог попасть под сень горных лесов, а поступает в монахи ждали суровые испытания. Никакие рекомендации и ценные подарки не облегчали участь: экзамен должен быть каждому. И экзамен!

ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ШАОЛИНЯ

Проверяли ловкость и ум, смекалку и терпение. Последнее проверяли в первую очередь: прибывшие в указанный день в первых ворот у подножия горы должны были ждать почти неделю. Терпение вознаграждалось: ворота открывали в полдень и тут же у ворот давали миску с отраженным дном, черствый корж и горячий суп. Или не понял закрыть лепешкой дыру — поворачивай назад, тупоголовым здесь не место. После неситного обеда следует самостоятельно добраться до монастыря. На выбор предлагали несколько троп, но только одна доводила до монастыря. Налево пойдешь — заблудишься в скалах, направо пойдешь — угодишь в пропасть. Верный путь шел под водопадом, но откуда это знать зеленом новичку?

Счастливчика, добрался до монастыря, подстерегал возле его стен густой бамбуковый лес: листья острые, как бритвы, специально обрезанные побеги, пробивают ступню насквозь, ямы-ловушки с кольями на дне. Избиты-порезанные добирались до калитки и снова приступали к томительном ожидании. Сверху их поливали помоями и пристально следили: рассердится? разгневается? Сердитым, нетерпеливым, чрезмерно интересным двери в монастырь не открывали. А тех, кому открыли … нет, не сразу брали, а долго и разнообразно чувствовали: изучали, скромный или, честный или, настойчивый ли. И, наконец, после собеседования с настоятелем кандидату брили голову — принято!

С клеймом тигра и дракона

Трудно было поступить в Шаолинь? Невероятно. Но еще сложнее сдать выпускной экзамен. Ему предшествовала не менее полутора десятка лет физического и духовного совершенствования, долгие часы занятий и тренировок — смотри расписание ежедневных практик. Того, кто выдержал и достиг высот, запирали в подвал и двери опечатывали — назад дороги нет! Впереди — лабиринт, сырость, крысы, кромешная тьма, колодцы-ловушки, острые мечи, торчащие из стен, сети, капканы … Сверху то и дело падают камни, а тронешь невидимую веревку — огреет бревно или уколет копье.

преодолевшей лабиринт, встречали хитроумно сконструированы манекены: легенда утверждает, что и сам мастер, их создавал, не предусмотрел бы, что из ста с лишним механических воинов и в момент нанесет удар: тайный механизм включался, когда выпускник наступал на определенную половицу. Одолел деревянных солдат, уже видел дверь, но дорогу к ней преграждала раскаленная чаша неподъемной тяжести. Сдвинулся ее, получал навек клеймо: дракона и тигра. Они и служили дипломом об окончании обучения в Шаолинь.

ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ШАОЛИНЯ

Старинная китайская притча рекомендует: если ты идешь по дороге и увидел, что идет тебе навстречу человека в одежде шаолиньского монаха — ударь его по лицу. Если это не монах, то так ему и надо, если это монах-новичок, и он не выкрутится, то будет благодарен тебе за науку. А если это настоящий шаолиньский монах, по лицу ты ему не попадешь. Тигр и дракон — подтверждают: не попадешь.

Источник



Источник