Красавец Дагестан. Сулакский каньон


Последнее время я думаю о том, что очень мало езжу по своей стране. А по сути дела вокруг меня много удивительных мест. Не зря ведь сказано, что удивительное рядом. Только в этом году я стала открывать Россию.
***
Путешествие по Дагестану набирало обороты. После Сарыкумского бархана мы с подругой задумали поехать в горы и посмотреть на очередное чудо природы – Сулакский каньон. Нам повезло. Маршрутка уходила с Северного вокзала Махачкалы и была уже заполнена людьми, поэтому мы стали последними пассажирами и почти сразу отправились в горное селение с милым названием Дубки. 90 километров пути и полтора часа времени. Какое-то время мы ехали в обратном направлении от Махачкалы на север, а ведь только буквально полчаса назад мы ехали по этой дороге в Махачкалу из заповедника «Дагестанский». Снова потянулись маковые поля по левую руку и ими было не налюбоваться, затем свернули на второстепенную дорогу и полезли в горы. Впереди нас ждал перевал, хоть и не большой, но всё-таки! Вот оттуда мы и увидели Чиркейское водохранилище, один из самых больших и красивых пресных водоёмов Дагестана и из него половина республики пьёт! Водохранилище блестело своими водами, то появляясь в просветах меж гор, то исчезая. Это река Сулак образует его при выходе из каньона. Её чистейшая горная вода и обилие рыбы ещё не все достоинства. Грифы живут в ущелье и, как сказали нам наши попутчики по маршрутке, их не сложно увидеть самим. Мы ехали смотреть на реку и уже просто не терпелось поскорее встать на краю каньона.

Посёлок Дубки нам достался с подругой в самом своём цвету, хотя прохлада в горах в начале мая была существенной. Там не только яблони с абрикосами очаровали, так ещё и каштановые аллеи благоухали.

После того, как высадили всех пассажиров в центре, водитель маршрутки подвёз нас к немного неудобно стоящему зданию в несколько этажей и сказал, что это местная и единственная гостиница. Мы удивились, но не единственной гостинице, хорошо, что она хотя бы есть, а в нашей области на Баскунчаке и такой нет. Мы удивились другому факту – нас подвезли прямо к ней без просьб и мольбы. Просто привезли и всё, доплаты не попросили.
Высадились мы у входа, а дверь оказалась закрытой. Мы тарабанили в неё, она железно громыхала, но никто в здании не подавал признаков жизни. Тогда полностью растерянные спустились с высокого крыльца, чтобы пойти дубковцам мозг выносить по поводу ночлега. Не на улице же нам спать? А тут вдруг загремел внутренний засов на двери и она тяжело открылась. Молодая женщина приветливо улыбалась. Вот радость то! Сразу цену оговорили в 500 руб. с человека за ночь, но она не стала конечной потому, как ниоткуда появился высокий и худощавый мужчина. Он словно тень промелькнул мимо, даже лица в полумраке холла не рассмотрели, только и услышали брошенную на ходу фразу:
— Возьми с них по 350. Скажи, что я распорядился.
Вот это номер! Не просили ведь! Оказалось, когда мы из маршрутки вышли, то всем вокруг сказали «Здрасьте!». Это был ход в нашу пользу.

Тут мы сразу в номер поднялись и отметили для себя, что внутреннее его убранство не соответствовало внешнему облику здания и оказалось намного привлекательнее. Хорошая мебель, мягкие кровати и узорчатые ковры по полу невольно напоминали домашний уют. Сразу хочется снять обувь и походить босиком по коврам. Один недостаток был нами отмечен и он очень значимый – отсутствовала горячая вода, а холодную воду давали в определённые часы. Её надо было греть отдельно. Вот вам и водохранилище, хотя оно здесь ни при чём. Банальная неуплата жителями посёлка за воду повлекла такие проблемы. Решили, что помывка холодной водой в холодном номере будет ограниченной, главное, что были тёплые одеяла.
Терпения не было оставаться долго в номере. Мы торопились сегодня до темноты хоть на мгновение увидеть Сулакский каньон, а нас из гостиницы не выпускают и просят подождать бывшего завуча местной школы, а ныне пенсионера, но знающего о Сулакском каньоне и о Чиркейском водохранилище всё. Совсем никого ждать не хотелось, но сотрудница гостиницы просто настаивала и спешила заверить, что это услуга для гостей бесплатна и нам ничего не будет стоить. Снова удивились, а женщина продолжала звонить куда-то и говорила на своём наречии, а потом приехал он – мужчина среднего возраста. На его машине мы отправились к ущелью. Уже дождь накрапывал, но хотелось успеть и мы успели.

Стоя на смотровой площадке у пропасти и перегнувшись через ограждение, мы кричали в сумасшедшем восторге и не могли остановиться. Если бы не ограждение, то улетели бы вниз. Точно!

Ошеломительный крутой обрыв с бегущей под ним неестественного бирюзового цвета рекой простирался по обе стороны. Не могли говорить! Не могли молчать! Только кричали неистово, повиснув на каменной перекладине. Выплеск эмоций был мощным, а потом стало легче и обрели контроль над собой. Когда успокоились, то огляделись. Несколько человек из местной молодёжи были здесь же. Они вели себя прилично в отличие от нас, а я не понимала, почему они молчат? Почему нет крика радости, когда вокруг такое твориться? Но привычка -скучная штука и она иногда случается.

Наш говорливый гид сказал, что так реагируют все, кто впервые видит реку и рассказал много интересных вещей. Его рассказ стал нескончаемым, даже без перерыва, чтобы успеть вставить фразу от себя. Сулакский каньон – это не просто чудо природы, на которое хочется бесконечно смотреть, каньон превосходит по своей глубине Большой каньон в Колорадо! Его глубина 1920 метров, ширина 2.5 километра. После того, как река Сулак выходит из ущелья, то превращается в обычную реку, текущую по прекрасной долине, при этом даже теряет свой цвет. Дагестан однозначно может гордиться своей бирюзовой рекой.

Смотровая площадка находится у Нового каньона, а вот Старый каньон – это никем не посещаемое место. В тот день мы вернулись к себе в номер перевозбуждённые, я даже тревожно спала, боясь проспать рассвет, хотелось ещё раз сбегать на каньон. В девять утра мы должны были уехать в Махачкалу. Если не в девять утра, то только вечером пойдёт транспорт в столицу, а это задерживало наше передвижение.

На Старый каньон я пошла следующим ранним утром одна. С удивлением отметила, что прямо напротив гостиницы стоит на главной площади гранитный памятник Ленину, но это не просто привычный памятник со знаменитым ленинским жестом, это памятник редкий. Вождь пролетариата возвышался на постаменте в зимнем пальто и шапке-ушанке. Второго такого памятника в России нет.

Шесть часов. Тишину безлюдных улиц посёлка нарушало ленивое мычание коров и редкий петушиный возглас. Весенний цвет садов в молочной белизне волновал душу, как когда-то в молодости и неумолимо виделось приближение счастья, хотя чётких контуров оно не имело.

Просто я шла по деревенской улице над ущельем по самому гребню отвесного склона. Глянешь из окна дома, а под твоей стеной пропасть с рекой редкой красоты. Дух захватывает! Мне открывались изгибы реки со склонами в террасах.

Там, внизу цвели сады, некогда брошенные людьми после землетрясения. Но сейчас хозяева снова возвращаются на старые земли и домики смельчаков уже стоят на утёсах и горных выступах. Они казались сверху игрушечным городом.
Солнечное утро освещало каменные склоны и вчерашней мглы как-будто не было. Картины были яркими и чёткими. По противоположной стене горного ущелья бежала извилистая дорога, она огибала камни и порою вплотную приближалась к обрыву. Дорога в горах – это всегда красиво.

Сиреневые и розовые «кочки» чабреца перемежались разными цветами и простирались во все стороны, даже вниз по обрыву. Цветам не было конца и края, их майский цвет придавал яркую цветность и без того весенним и сочным пейзажам. Уже потом мы убедились, что горный чабрец в Дагестане повсюду и мы с таким же успехом любовались им повсеместно. Именно чай с чабрецом мы пьём, траву можно было собрать, но не высушить, ведь домой мы пока не собирались.

Чабреца много видов, но чабрец ползучий растёт в Дагестане и на Алтае. В одном месте я поверила, что могу спуститься с кручи вниз и пошла осторожно по тропе, а мелкий камень оказался скользкий, как лёд. Того и гляди, что покатишься до самого дна вприпрыжку. Вверх подняться было не легче, пришлось встать на четвереньки. А тропа она просто кажется доступной, только не для людей, а для баранов. Поэтому стадо стояло на гребне и с удивлением следило за мной – поднимусь или нет? Поднялась. Тропу освободила. Бараны ловко засеменили вниз по избитому пути. Наверное, поэтому на старый каньон запрещено ходить, что склоны его обманчиво влекут. Опасное это дело!

А какая тут слышимость? Вроде пространство не существует и звуки отовсюду долетают мгновенно.
Бирюзовый Сулак обворожительно сиял внизу, даже несмотря на то, что лучи солнца ещё не достигли дна ущелья. Это волшебной красоты река. Она сияет даже без солнечного света. Такие густые жидкостные составы я видела в кратерных лагунах и в каких-то солёных реках, но такой цвет у питьевой воды я никогда не видела. Наш вчерашний гид объяснил это тем, что река в какой-то момент проходит через слои серных пород и пропитывается газами, а на выходе в водохранилище очищается и принимает естественный цвет. Я трудно представляю себе этот процесс, дабы его не понимаю, но если мне об этом говорит учитель истории родного края, то я ему верю. А куда деваться?
Вдоль каньона можно долго идти, созерцая окрестности, даже не заметила, как село закончилось.

Нужно было возвращаться, чтобы не опоздать на маршрутку. Подруга к тому моменту уже встала, разумеется, все вещи собрала и мы потопали к автобусу. При этом не забыли рассыпаться благодарностями в адрес единственной на тот момент сотрудницы гостиницы. Народ в маршрутку быстро подтянулся и состоялось всеобщее знакомство.
Мы излили свои восторженные эмоции на жителей Дубков. Дубковцы явно были польщены и тронуты. А после этого на нас обрушился шквал приглашений. Мы едва успевали записывать номера телефонов и электронные почты. Нас пригласили на фестиваль чая, который должен пройти в августе, при этом просили не думать о ночлеге, а остановиться в одном из их домов. Нас пригласили посмотреть Чиркейскую ГЭС, при этом обещали выписать пропуск туда на месте. Нас пригласили даже в кампанию Орифлэйм, чтобы мы могли заработать миллионы и путешествовать по всему миру, а не только по Дагестану. Кстати, эта женщина оказалась очень настойчивой и действительно желала нам хороших заработков. Она звонила нам в день по несколько раз и упорно приглашала в махачкалинский офис. А нас в это время уже носило по горам, по долам и до Махачкалы было далеко. Но это было потом, а пока мы всей маршруткой обсуждали наше путешествие.
Потом появился водитель и уверенно заявил, что ещё вчера обратил на нас внимание в Махачкале, когда мы спрашивали транспорт на Дубки. Водитель маршрутки по пути рассказывал историю Дагестана. Там, где река Сулак выходит в широкую долину и разливается по ней, наша маршрутка остановилась.

Коллективное фото было сделано на прекрасном природном фоне. Никто из пассажиров не остался в стороне.

Следующую остановку наш водитель сделал у маковых полей, которые ровным полотном укрывали предгорья. Как можно было не радоваться жизни, когда вокруг такая красота? Знаете, как нам понравилось?! Да и всем понравилось. Когда ещё они здесь остановятся? Всё дела, да дела, у красоты остановиться некогда.

Приехали в Махачкалу и никак расстаться не могли, всё обнимали друг друга. Пообещали в августе на фестиваль чая приехать. Нас весь посёлок будет ждать. Там люди красивой души и доброго сердца. Обещали — поедем!
***
Махачкала к середине дня уже была жаркой, нам пришлось раздеться но ненадолго. Наш путь лежал высоко в горы, в красивое горное селение Гуниб. А там не зажаришься!



Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий