К водопаду на плато Путорана


Большинство туристов, которые прибыли на турбазу на озере Лама вместе с нами на катере, были не из Норильска и ехали сюда впервые. Но, несмотря на это, почти все они прибыли на озеро, чтобы половить рыбу и побухать. Стук начались уже в первый вечер. Компания из нескольких мужиков расположилась на веранде и заседала почти до утра. Правда, их мера, как мы сначала подумали, перемежались с рыбалкой — когда я утром проходила мимо них, они уже готовили свежевыловленную осетра. Это навело меня на мысль, что надо и нам попробовать порыбачить. Но потом выяснилось, что осетра они купили в магазине и привезли с собой. Другие же мужчины умудрялись в этот раз вылавливать здесь только какую-то мелкую рыбешку. Куда делась вся рыба, не знали даже те, кто жил здесь уже давно. Обычно с ее ловлей проблем не бывает никаких. В Лами спокойно ловятся голец, хариус и другая. Но сейчас было не так. Поэтому мы не стали заморачиваться на рыбалке и решили просто погулять по окрестностям.

3043090

Нашей главной идеей было подняться на плато Путорана, и, как казалось, сделать это было вполне реально. По словам хозяина, в нескольких местах прямо от турбазы вели на вершину плато тропы. Правда, с погодой нам не повезло категорически. С утра в первый же день пошел дождь, а небо мощно затянуло облаками.

Мы прождали примерно до обеда. К часу дня погода не изменилась, но мы не теряли надежду. В конце концов, выйти на маршрут мы могли в любое время суток, благо на озере Лама, как и везде за полярным кругом, стоял полярный день, и ночью было так же ясно, как днем. А в трех небо посветлело, дождь, хотя и продолжал капать, но уже не моросил, и мы решили выдвигаться.

Примерно в двух километрах от турбазы в озеро впадала речка. Она была не такая широкая, но после дождей достаточно глубокая, и перейти ее вброд было невозможно, а потому к месту начала подъема нас подвезли на моторке.

С лодочником, кстати, с нганасанином Виталиком, мы договорились, что он заберет нас с этого же места обратно около девяти часов вечера, а сами ушли.

Сначала наш путь лежал к водопадам. Эти водопады, точнее, один водопад, состоящий из множества каскадов, образовавшийся за счет таяния снегов на вершине плато, а также из-за дождей — вода, выпадает на плато, маленькими ручейками стекала вниз, ручейки объединялись в ручьи побольше и в обрывистых местах срывались водопадами, а затем вливались в озеро Лама. Виталик высадил нас на берегу, никаких троп перед нами не было, но он сказал нам идти вперед, затем взять немного правее и выйти на каменный русло водопада. Так мы и сделали.

Перед нами расстилался лесотундра. Мы шли по мхов, но по таким, которые я больше не видела никогда в жизни. Мох был очень высоким, и хотя визуально понять это было невозможно, ногами мы это чувствовали прекрасно.

Ноги тонули во мху по щиколотку, пружинили, и мы шли по нему, как по густому длинноворсный ковру, сухом и мягком. Ради интереса, чтобы установить глубину этого мха, я попыталась погрузить в него руку. Кисть с выпрямленными пальцами пошла в него полностью, а до «дна» я так и не получила.

Среди мха рос невысокий кустарник грязи, аромат от которого разносился по всей тундре, пока еще не плодоносят брусника, черника и различные цветы, начиная от всех известных колокольчиков и пижмы, и заканчивая маленькими беленькими, фиолетовыми и красными соцветиями.

Нередко мы встречали кустики красной смородины, уже спелой и гораздо большей, чем та, которая, как правило, вырастает в более южных областях, например, на многих подмосковных дачах (ррр!). Кстати, красная смородина была здесь совсем необычная. Ее ягоды, хотя и росли гроздьями, как мы привыкли видеть, но были круглыми, а продолговатыми, и косточки у них были явно поменьше.

По мхов мы шли достаточно долго. Постепенно кустарник стал гуще, появились камни и редкие лиственницы. Идти нам стало гораздо сложнее. Ноги по-прежнему тонули во мху, но натыкались на камни и на сгнившие под ним стволы, при этом подъем усилился. И это было очень неприятно.

Так прошло минут двадцать. Когда мне стало совсем невмоготу, Антон пошел на разведку. Он свернул в небольшую, но, на мой взгляд, абсолютно непроходимую гаек каких невысоких или кустов, то деревьев, и вскоре позвал меня. Оказалось, что русло ручья, к которому мы так пробирались, находилось как раз по этой рощей. Но, когда мы попали туда, нам отнюдь не стало идти легче. Вы когда-нибудь ходили по острым камням, размеры которых примерно из ступню? А по ним же в гору? Дело в том, что такие камни — самые неустойчивые. Если галька под вашими ногами будет как бы прижиматься, а с валуна на валун можно спокойно перепрыгивать, то эти камни — нечто среднее. Наступать на них неудобно, так как они подворачиваются под ногами, а обходить невозможно, потому что кругом лежат только такие. Но кроме камней, нас в русле ручья ждала и другая напасть — комары! Огромное, невероятно огромное скопище комаров, которые, видя в нас своих жертв, налетали целыми стаями и пытались прокусывать все, во что мы были одеты — джинсы, куртки. А больше всего страдала моя бедная голова. Эти гады облепляют ее, и их не волновало, куда кусать: в щеки, в губы, в глаза или в затылок. Или не спасали от них ни накомарник, они каким-то образом умудрялись меня кусать за него, ни репеллент. Репеллента, правда, хватало примерно минут на тридцать, но вскоре все начиналось заново.

В общем, наше восхождение затянулось. Даже к водопаду, куда обычно можно сделать за полчаса, мы шли час.

Но хуже было другое — тропы на вершину плато не было. То есть, совсем. По руслу из камней мы добрались до самого водопада, а дальше перед нами со всех трех сторон поднялись вертикальные стены, сложенные базальтами, подниматься по которым мы совсем не представляли как. В одном из мест Антон, правда, обнаружил лаз, но поднявшись по нему, тоже уперся в стену …

Мы полюбовались водопадом. Он был действительно хорош. Вода стекала вниз метров с десяти-пятнадцати, и не одной струей, а вполне мощным потоком, и разбивалась о камни на тысячу мелких брызг. Оттуда, где это происходило, поднимался холодный водяной пар, который выходил из-за силы удара воды, и там же дул ветер, вдруг разогнал всю стаю комаров.

Мы перекусили взятым с собой обедом и стали думать, что делать дальше. Плато возвышалась над нами неприступными стенами, а возвращаться назад было глупо, так как лодка должна была прийти только через 5:00, и ждать ее на берегу нам не хотелось.

Но вдруг мы услышали голоса. К нам поднимался четверо ребят из турбазы. Они приехали посмотреть на водопад, но теперь шли порознь: двое — по руслу, а еще двое — по кромке, там, где лазил Антон, пытаясь найти проход к горам. Когда они приблизились, мы поделились планами. У ребят, как выяснилось, тоже была идея найти путь на плато, и именно поэтому они разделились. Но попытка, как и наша, закончилась неудачей — один из них споткнулся и чуть не полетел с кромки вниз. В общем, поразмыслив, мы решили оставить восхождение на Путорана до лучших времен, а на турбазе узнать у Олега или Виталика, где, собственно, была эта тропа? Кстати, потом они объяснили нам, что она была как раз там, где лазил Антон и чуть не упал один из ребят — нам надо было просто преодолеть этот участок и идти дальше. Не знаю, не знаю, но мы все в итоге пришли к выводу, что это для них, которые прожили на турбазе не один год и облазал все эти горы, может, тропа была. Для нас же заметить ее там невооруженным глазом оказалось непросто.

Но, как бы то ни было, ребята стали собираться в обратный путь. Лодка с ними должна была прийти через час, и мы попросили передать на турбазе, чтобы и за нами прислали ее ни к девяти часов вечера, а уже сейчас. Ребята пошли, ну а мы еще полюбовались водопадом и тоже стали спускаться.

На берегу мы оказались минут через сорок, но лодки там не обнаружили.

Ребят тоже не было видно. Что это? Если лодка за ними пришла вовремя, то прошло уже немало времени, чтобы успеть отвезти их на турбазу и вернуться за нами … Мы прогулялись вдоль берега, посмотрели — НЕ причалила она за последнее скалой, но увы … И тогда решили идти пешком. Конечно, мы прекрасно понимали, что вряд ли сможем перейти реку вброд, но все-таки решили двигаться, а не стоять и не быть съеденными комарами. И здесь нам повезло. Мы прошли буквально несколько десятков метров, как увидели на горизонте моторку. Она шла не от базы, а с противоположной стороны озера, но мы решили на всякий случай помахать ей — вдруг она остановится и заберет нас! Ведь, кроме турбазних лодок здесь нет и не может быть никаких других, разве что браконьерские, но сейчас для них тоже был не сезон. На лодке заметили наши усилия, и вскоре она причалила к берегу. На борту были парень и девушка — муж с женой, работающие на турбазе. Мы описали им всю ситуацию, и они без проблем взяли и нас. А когда мы проплывали мимо реки, то заметили ребят, которые были с нами на водопаде. Оказалось, что лодка за ними так и не пришла, так как Виталик перепутал время, и они отправились пешком. В общем, в моторке хватило места и им, и вскоре мы все были уже «дома».

… На следующий день дождь допустили с новой силой. Мало того, задул сильный ветер, и погода стала в точности напоминать наш подмосковный октябрь. Антон где-то прочитал и потом рассказал мне, что бывают годы, когда на плато Путорана вообще не приходит климатическое лето, а вместо него весна сразу меняется осенью. Быть может, это был как раз такой год? И здесь уже входила в свои права осень?

Мы еще немного погуляли по окрестностям. В лесу четко пахло валявшейся под ногами опавших сырой листвой. В обед через разыгралась на озерах шторма за нами на турбазу пришел только один катер из двух. Но, к счастью, это был наш катер. Те же, которые приплыли сюда на втором, должны были ждать своего и только на нем возвращаться назад.



Источник