Лучшее в Брюсселе

Что касается архитектуры, в Брюсселе есть все — от огромных средневековых башен до зданий в духе постмодернизма. Кроме нескольких сохранившихся образцов средневековой брабантской готики столица Европы демонстрирует лучшую в мире архитектуру фламандского Ренессанса — барочную роскошь Гранд-Плас и элегантные особняки и церкви в стиле неоклассицизма. Жилые здания XIX и XX вв. в стиле модерн отличает изящество интерьеров и декор, сделанный вручную. Последние дизайнерские новинки в Парламентском квартале позволят закончить архитектурное путешествие в веке XXI.

Гранд-Плас – мощенная булыжником площадь, почти полностью перестроенная купцами после французского артобстрела в 1695 г., — один из лучших в мире барочных ансамблей.

Ворота Аль – впечатляющая башня XIV в. — все, что осталось от некогда прочной, массивной стены второго кольца укреплений города. Сохранилась она благодаря тому, что в XVIII в. была превращена в тюрьму, а с недавнего времени служит музеем.

Дворец нации – чудесное здание, где с момента обретения Бельгией независимости в 1830 г. собирается бельгийский парламент, было построено в конце XVIII в. архитектором-неоклассицистом Гюймаром, который также спроектировал и многие из окружающих госучреждений.

Живопись в Бельгии достигла своего расцвета во время бургундского правления в XV в. Художники Ренессанса писали маслом великолепные картины, славившиеся сложностью деталей и жизненным, неидеализированным изображением людей. В стремлении добиться максимального реализма и ясности освещения сказалось влияние новой голландской школы. Однако во время второго золотого века бельгийской живописи, в XX столетии, художники отступили от этих постулатов, обратившись от реалистичности к сюрреализму, примером чего может послужить творчество Рене Магритта.

Дом-музей Рубенса в Антверпене и Королевский музей изобразительных искусств в Брюсселе — пример уважения, которое бельгийцы оказывают своим художникам.

Более шестисот лет бельгийские кружева и гобелены считаются бесценной роскошью. Гобелены начали делать вручную во Фландрии в XII в., и с тех пор их изготовляют в Турне, Брюсселе, Мехелене и Ауденарде. Искусство плетения кружев развивалось с 1500-х гг. во всех бельгийских провинциях, причем особо тонкой работой отличались изделия из Брюгге и Брюсселя. В1450-1550-х гг. во Фландрии было более 50 000 плетельщиков гобеленов. Во время правления герцогов Бургундских мастера процветали, а сами шпалеры становились все сложнее.

Для создания рисунка гобелена художник и ткач работали вместе. Живописцы, включая Рубенса, рисовали для гобеленов картины со сложными сюжетами.

Сегодня ткачи по-прежнему используют средневековую технику для производства новых гобеленов — их делают в Турне и Мехелене.

Ремесло кружевниц стало важным в начале Ренессанса. Император Карл V объявил, что умение плести кружева обязательно для всех монашек и бегинок во Фландрии. Моду носить кружева на воротниках и манжетах подхватили и женщины, и мужчины. Своего апогея торговля кружевами достигла в XVIII в.

Кружевницами традиционно становились женщины. Хотя их число сокращается, многие по-прежнему вручную плетут в Брюгге и Брюсселе (центрах производства бобинного кружева) искусные изделия.

Викторианское кружево возвестило о возрождении ремесла после его упадка во времена строгого неоклассицизма. Бельгийское кружево сегодня чаще приобретают в качестве сувенира. Но, несмотря на рост машинного производства кружев в других странах, здесь оно осталось таким же качественным, как и в эпоху Возрождения.

Структура теплоизоляционных материалов.